НА ДРУГОМ КОНЦЕ ПРОВОДА - Кока Черкаський - ХУДОЖНІ ТВОРИ - НАШІ ТВОРИ: проза, поезія, публіцистика - Портал авангардно-химерного мистецтва
[ГПКЧ ]
Головна » Статті » ХУДОЖНІ ТВОРИ » Кока Черкаський

НА ДРУГОМ КОНЦЕ ПРОВОДА

Офис Организации недавно сменил прописку: перебрался из оживленной столицы в небольшой районный центр. В эпоху интернета нет необходимости пребывания в густонаселенном человеческом муравейнике. За сравнительно небольшие средства Организация приобрела огромный особняк с подземными гаражами и несколькими гектарами земли, где организовала себе небольшое поле для гольфа, несколько теннисных кортов и два бассейна. Связь с миром обеспечивали несколько спутниковых антенн, через высокий электрифицированный забор не юркнула бы и мышь, прислуга приходила раз в два дня, продукты завозили из единственного в этом райцентре супермаркета раз в неделю. Садовник за несколько месяцев превратил пространство вокруг дома на эдемский сад, и, наблюдая за особняком с улицы, можно было подумать, что здесь поселился богатый, успешный бизнесмен из столицы. Вообще говоря, где-то так оно и было. Только не совсем из столицы и не совсем бизнесмен.

Он был средних лет, не молод и не слишком старый, выражение лица было не то, чтобы мужественным, но и безвольным его считать было  также нельзя, одевался не то, чтобы в модную одежду, но и не с рынка. Называли его...

Называли его по-разному. Одним он был известен под именем Шарль, другие считали, что он Хуан, в Киеве долгое время его знали как Николая Петровича, исламский мир называл его Рамиз. Он разговаривал на нескольких языках мира, умел играть в гольф, поло, покер, не говоря уже о большом тенисе и преферансе. Уикенды проводил на Мальорке или на лыжных курортах в Альпах. Был холост, но постоянно содержал при себе близкую подругу, которая его обожала. Близкие подруги время от времени куда-то бесследно исчезали, но их место более двух дней не оставалось пустым. Вот и сейчас Оксана ныряла в бассейне, словно та золотая рыбка ... Он некоторое время следил в окно с бронированным стеклом за подругой, улыбаясь одними только краешками губ.

Зазвонил телефон. Он немного выждал и лениво поднял трубку.

- Алло!

В трубке, на том конце провода, звучал взволнованный голос по-французски.

- Шарль, бонжур! Это Муса. Немедленно включи Си-Эн-Эн!

Шарль переключил телеприемник - огромную плазменную панель на полстены - на указанный канал. Диктор взволнованным голосом рассказывала о преступных действиях террористов в Мадаране, столице одной из африканских стран. Террористы, требуя автономии юго-восточной части страны, заминировали несколько мадаранских домов и угрожали их взорвать, если правительство в течение двадцати четырех часов не примет декрет об автономии. В подтверждение своих намерений два дома они уже взорвали, погибло много людей, в том числе иностранных граждан.

- Ну как, Шарль? - кричал в трубке на другом конце провода  Муса. - Ты видишь? Ты видишь нашу работу? Полсотни трупов, полсотни, Шарль! А завтра будет еще больше! Шарль, нас все время выслеживают, нас выслеживают, Шарль, если ты остаешься нашим союзником, Шарль, надо еще денег. Мы нуждаемся в твоей помощи, Шарль!

- Наш договор остается в силе, я так думаю? - переспросил Шарль.

- Конечно, Шарль, нет вопросов, Шарль, как только мы становимся автономными, половина акций золотых приисков твои, Шарль. Шарль, нам надо еще пятнадцать миллионов, до завтра, но наш счет заблокирован, мы открыли новый счет, Шарль.

- Давай номер счета, деньги будут у вас через 3  минуты.

- Шарль, Аллах тебя щедро вознаградит за твою помощь!

Муса зачитал зашифрованный номер счета, после чего разъединился.

Шарль зашел на свой сайт, ввел пароли, набрал необходимый счет, завершающую щелкнул мышкой. Все. Деньги даже меньше чем за 3 минуты будут в одном из мадаранских банков.

Тишина длилась недолго, минут тридцать. Затем раздался звонок, на проводе был Бомбей. Шарль, или как теперь его называл собеседник, Ракшми, переключился на один из телеканалов Индии. Да уж, крупная техногенная катастрофа на одном из химических заводов. Желтое облако неизвестного вещества накрыло несколько районов города, это около ста тысяч человек. Сто тысяч смертей. Причины катастрофы неизвестны. Работает государственная следственная комиссия.

- Ну как, миттро* Ракшми, ты доволен? - спрашивали из Бомбея. - Мы просим за это всего немного, по сто долларов за каждый труп. Всего двенадцать миллионов долларов.

- А что вы требовали от власти? - Спросил Ракшми.

- Мы? Ничего, это просто так, неожиданно появилась возможность, так что мы даже не успели подготовить и озвучить никаких требований.

- Вы что, не могли выдумать хотя бы что-нибудь? Хотя бы какую-то безделушку? Хотя бы о той же кашмирской независимости? Или хотя бы о либерализации внешней торговли? - Ракшми был явно не доволен.

- Ракшми, миттро, ну не сердись. Нам превыше всего важно твое доброе и сердечное предрасоложение к нашей организации. Если ты считаешь, что двенадцать миллионов за такую ​​работу слишком много для твоей организации, мы согласны и на половину.

- Половину? Шесть миллионов? Нет, это тоже слишком. Я заплачу вам по десять долларов за тело, и это  тоже, считайте, много. Счет у вас тот же?

- Миттро Ракшми, мы солидная, уважаемая организация, и у нас уже более двадцати лет один и тот же счет, в том же банке. Мы ждем от тебя средств, дорогой миттро, и пусть дорога твоя  будет устлана розами! Следи за событиями, вскоре мы тебе обещаем, что на карте появится третий Пакистан!

Затем были звонки из Японии, Австралии, Бразилии, Аргентины. Позвонили также проходимцы из Турции, которые хотели присвоить себе результаты землетрясения в Анталии, мол - их взрыв четырехсот граммов тротила в местном кинотеатре, где сидел десяток зрителей, вызвал землетрясение силой в семь баллов, в результате чего погибло сто восемдесят четыре человека. Ракшми-Шарль их строго предупредил: в следующий раз при попытке обмана они сами превратятся в кучу дерьма.

И снова звонок. Приятный бархатный голос эмансипированной арабки на том конце провода поздравил его:

- Рамиз, хеллоу, это резиденция шейха Аштара. Он желает говорить с тобой.

- Да, я буду разговаривать с многоуважаемым шейхом.

- Рамиз, да хранит тебя Аллах, алло, это я. Как ты меня слышишь? Хорошо? Как погода? У нас тоже отличная погода!! Как здоровье твоей уважаемой Нэлли? А-а, она уехала? Ты сам? Нет?? С Оксаной?? О, надеюсь, она такая же красивая, как и Нэлли? Даже еще лучше?? О-о, ты знаешь толк в женщинах!! Да, спасибо тебе за эту замечательную репродукцию Пикассо! Она прекрасно вписалась в интерьер моего кабинета. Кстати, ты смотрел сегодня Си-Эн-Эн? Видел, что делается в Мадаране? Два дома разрушены взрывами террористов, этих недостойных свиней! Мы их отслеживаем, но очень медленно, Рамиз. Мы очень не успеваем, не хватает техники. Они все время меняют дислокацию, пароли, частоты ... Моих специалистов не хватает, чтобы поставить окончательную точку в этом деле. Ты же слышал, очевидно, что они хотят? Я не могу предоставить им автономию, тогда все золото потечет мимо государственной казны. А они за это золото организуют армию наемников и окончательно захватят власть в стране. Рамиз, нам необходима помощь твоей организации, которая является, я знаю, лидером среди благотворительных организаций мира в борьбе с терроризмом. Мне нужен дополнительный кредит - пятьдесят миллионов долларов.

- А наша прежняя договоренность в силе? - Спросил Рамиз, который почти все время молчал.

- Конечно, конечно, я же дал слово, слово шейха. Ваша дочерняя фирма будет иметь эксклюзивную концессию на разработку золотоносных пластов, единственное требование - все сделки выполнять через центральный банк Мадарана.

- Я ценю Вашу позицию, уважаемый шейх Аштар. Считайте, деньги у вас будут  через три часа.

- Спасибо тебе, Рамиз! Да благословит тебя Аллах! Я бы еще поговорил с тобой, но сам понимаешь ...

Рамиз положил трубку и довольно хмыкнул. Налил себе боржоми, с удовольствием выпил. День проходил неплохо.

Очередной звонок вывел его из задумчивости. Поднял трубку. В трубке послышалось неловкое покашливание.

- Кхе-кхе, здравствуйте, Николай Петрович. Это я. Ну что, денежки нам перечислили? Как не будете? Вы что, Николай Петрович? Мы же работу сделали, вот же по радио сказали, что она попала в автокатастрофу. Это всьо, значит, конец. Как не конец?? Она попала в аварию? Попала! Что? С жигулями? С "капейкой"?? Да ну как это - с "капейкой"? Я же фуру посылал, фуру, камаза, длинномер! Ну да, на Бориспольское шоссе. Тю, как это - на мосту Патона? На мосту Патона столкнулась с "капейкой"? Ну так подождите, Николай Петрович, ну а я здесь при чем? Кхе... Я разве виноват, что она стукнулась с "капейкой"? Я свой обйом работ выполнил: подал фуру на Бориспольское шоссе, обеспечив алиби, а то, что она стукнулась с капейкою - так это же ж не мои проблемы. Не моя забота, да... Я бы хотел свои денежки получить, как было обещано, двести тысяч - и ни центом меньше. Я же вам не какой-то сержант... етот... Петренко. Да.... Да... Так... Не, ну я вас понял, Николай Петрович, дорогой, я понял... я беру свои слова обратно... Не, ну вы извините, ну в последний раз, как-то сорвалось с языка... Что, уже был  "последний раз"? Э, так то когда еще было! Это же еще год назад было, то ж еще при Кучме же ж было. Сейчас же у нас все по-новому, новый президент, новое правительство, да .. С белого... С чистого листа, как говорят у нас на Украине, да... Так шо вы уж еще раз меня извините, в последний раз... да... Не, ну хотя бы за аренду камаза не заплатите? Шоб свое отбить?  Нет? Ну, если нет - так нет. Досвидания. Кхе-кхе... Да. А насчет саркофага - вы подумайте, да, ваша фирма-донор переводит нам, например сто лимонов на этот долбанутый саркофаг, а вы лично получаете откат десять. На карман, да... на личные, так сказать, карманные расходы... Нет? А за двадцать процентов? Шо, нет?? Ну, на нет - и суда нет. А если двадцать пять? И за пятдесят не согласитесь? Интересный вы человек, Николай Петрович, вы что же, хотите более пятидесяти процентов отката? Ага. Ну так бы сразу и сказали. А акции черкасского завода феросплавов, не? Контрольный пакет? Пятдесят шесть процентов, из них большая половина на кипрской фирме? Нет? А цех по выпуску эксклюзивной майолики в Бердичеве, сто процентов акций, не? Щас такая мода на все украинское, вы озолотитесь... Не? И что же вам предложить, а?

Вдруг в кабинете раздался звонок на другой телефон, и Николай Петрович попросил своего болтливого собеседника перезвонить через полчаса, после чего переключился на разговор с новым абонентом. В трубке звучал взволнованный женский голос.

- Коленька, они на меня покушались! Представляешь?? Вот курвы! Подослали какую-то ржавую "копейку", полный багажник помидоров, сверху помидоры, внутри помидоры... всюду эти помидоры! Они что, с ума посходили? Зачем же было с помидорами? Теперь все эти помидоры разбросаны по мосту Патона, представляешь? Машины проезжают по ним, давят, весь асфальт красный, такое впечатление, что здесь море крови, только трупов нету, ха-ха. Так, мои ребята сейчас его раскручивают - кто подослал, зачем подослали, и так дальше. Какой-то грузин... Да, с мной  ничего страшного, левое крыло немного помнулось, долларов на пятьсот - шестьсот работы. А его копейка - всмятку! Вдребезги! Ему еще повезло - жив остался, ремень спас, только рука левая сломана. Ну, будет отнекиваться- мои хлопцы ему и другую сломают. Короче, чего звоню. Ты, Колинька, спрашивал о саркофаге, о финансировании стран-доноров и так далее. Я тебя включила в список, оту твою австрийскую фирму. За это мы продаем тебе задешево Здолбуновский горно-обогатительный комбинат, ну там, где уран .. Ну, ты в курсе. А ты за это моей фирме на острове Мэн отписываешь двадцать процентов акций. Двадцать. Двадцать, Колинька, двадцать. Не пятнадцать, а двадцать. Ну я же помню... Вот, а после посмотрим, и будем как-то дальше работать. Все, пока, до понедельника. Да, чуть не забыла - отэтот дедушка, ну ты в курсах, шо это из-за него сейчас весь мост Патона в кетчупе... Он, короче говоря, мне надоел... Какого черта лысого он за мной везде следит? Не умеешь - не берись!  Сделай что-нибудь, пожалуйста, чтобы он от меня отцепился. Все, целую, как-нибудь пересечёмся. Не желаешь меня к себе пригласить на уикенд? В бассейне поплескаться? Да ладно, не боись... я пошутила, некогда мне с тобой... А за деда даю полцарства и коня в придачу... ну ты понял, не по телефону... Все. Пока!

На другом конце провода нажали клавишу отбой. Николай Петрович долго смотрел на телефон, тихо улыбался, будто что-то вспоминал. Наконец отбросил воспоминания, открыл сейф в стене комнаты, вынул из него клавиатуру с антенной, включил автономное питание, ввел код доступа, приложив большой палец левой руки к дактилосканеру.

Опять раздался звонок телефона.

- Да, Николай Петрович, это опять я. Пол часа прошло. Так, на чем мы там остановились? То есть, Бердичевський цех майолики, я так понял, в пролете, да? Как фанера над... А Каневский ликеро-водочный завод, не? Что вы говорите? Картина Васнецова "Три богатыря", та, шо вы мне подарили? Как же, висит у меня в кабинете, вот прямо здесь, прямо напротив, за два шага от меня. Цифры внизу слева? А что, там какие-то цифры разве есть? Никогда не видел. На фига трем богатырям какие-то цифры? Посмотреть и вам сказать? Николай Петрович, это же мне вставать со стула! Это же мне напрягаться надо, с моим-то радикулитом! Десять тысяч платите? Вы что? Новыми сотнями? Николай Петрович, да вы мертвого уговорите! Щас... щас... да... восемдесят два... не восемьсот двадцать три. Да, восемьсот двадцать три, точно. Как пить дать. Восемь-два-три. Таким мелким почерком. Не удивительно, что я их раньше не замечал. Молиться? А зачем молиться? Я еще умирать не собираюсь...

Николай Петрович, он же Ракшми, набрал кнопками клавиатуры цифры восемь-два-три в верхнем жидкокристаллическом индикаторе, а затем эти же цифры на нижнем индикаторе. Нажал клавишу "Энтер". На том конце телефонного провода раздался оглушительный взрыв. Николай Петрович отключил питание, сложил телескопическую антенну, запер клавиатуру в сейф.

Выглянул в окно на свою подругу. Она лежала посреди бассейна на надувном матрасе, который имел форму шестиугольной луны, и читала какой-то женский роман.

- Пойти искупаться, что ли? - подумал Николай Петрович.

... Он с разбега нырнул в бассейн, проплыл сразу туда и обратно восемь раз, каждый раз ныряя под надувным матрасом своей Оксаны. Затем свалил ее в воду, она дико визжала, а он брал ее грубо, по-животному. После чего лениво проплыл еще два круга, вылез на берег и прилег отдохнуть на шезлонге. Немного даже задремал. Разбудил его телефонный звонок.

- Алло, Колинька, это я. Слышишь, я тебе вот о дедуле том говорила. О дедушке. Ну ты понял о чем? Ну, шо кетчуп... Так вот, ты еще ничего не делал? Ничего и не делай! Мои люди час назад с ним разобрались  по-взрослому. Взорвали его. Остальное не по телефону. Включишь вечером последние новости, там будут показывать... Ага... так что полцарства потерпит до следующего раза, Колинька. И конык тоже подождет. И да, ты там особо не переживай, все остальное остается в силе. Разве я тебя когда-нибудь подводила, обманывала? Я же слово чести даю!!  Шо?? Ну да, висит эта картина у меня, в прихожей, на первом этаже... Шишкин, "Дубовая роща", или как там ее? Я где? Я щас у себя дома. Там есть на ней цифирки?? И шо? Спуститься вниз? А зачем?? Эти цифирки тебе озвучить?

=====================
* миттро (मित्र) - друг (хинди).

====================   http://bit.ly/1R81IdN
6.04.2006 г.
Перевод на русский язык - 2015 год.
Оригинал на украинском языке  НА ТОМУ КІНЦІ ДРОТУ

Категорія: Кока Черкаський | Додав: koka (22-11-15)
Переглядів: 203 | Теги: транс | Рейтинг: 5.0/1
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]